11 Дек, 2017
Три кита спортивного фридайвинга
Категория: Просмотров: 105
Три кита спортивного фридайвинга
С разрешения Игоря Самохина, автора статьи, публикуем материал, который будет интересен многим фридайверам. Больше информации об опыте Игоря и других фридайверов можно найти в группе "Фридайвинг спортивный. Личный опыт, советы, рекомендации" на Facebook


Мои три кита спортивного фридайвинга

Часть I

Данная статья рассчитана:
  • на начинающих спортсменов и тех, кто занимается 2-3 года;
  • на более опытных фридайверов, кто еще не проплыл свои 200 метров;
  • на тренеров и инструкторов, помогающих в подготовке к соревнованиям;
  • на интересующихся чужим опытом в тренировочном процессе.
В предыдущем посте я уже назвал своих китов: РАССЛАБЛЕНИЕ, КОНТРОЛЬ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ. В этих трех понятиях нет откровения, они всегда на слуху. С первых же дней занятий инструкторы не перестают повторять, что самое главное во фридайвинге – это расслабление. Те же, кто знаком со спортом, понимают важность восстановления, как в тренировочном процессе, так и в соревновательном периоде. Контроль, возможно, не столь очевиден, хотя понятен. Почему же я выделяю именно эти три понятия, а не, скажем, технику, ОФП, гипоксическую устойчивость, режимы сна и питания, регулярность тренировок, овладение деконцентрацией, постоянство увеличения нагрузок, частоту длинных попыток, важность интервальных тренировок, таблицы О2 и СО2 или что-нибудь еще? Попробую без размаха предыдущей статьи, так сказать, в двух словах ответить на этот вопрос.

Прежде всего, хочу напомнить всем известные три стадии познания: знание (получение информации), понимание (как, зачем и почему) и осознание (когда мы начинаем использовать информацию или навык на интуитивном уровне, не задумываясь; когда они становятся частью нас). Пример, в детстве мы получаем информацию о том, что высота опасна, потом начинаем понимать почему, а после, подходя к краю, мы уже не анализируем насколько это высоко и опасно для нас.

Для меня, как раз в осознании этих трех терминов и лежал путь постоянного улучшения своих результатов (на текущий момент; далее может появиться что-нибудь ещё), т.е. с осознанием каждого из терминов был связан качественный скачкообразный переход на другой уровень.

Как важно расслабление я сумел осознать только после года занятия (знал с первых дней – осознал через год). До этого мои результаты не превышали 75 и 100 метров в брассе и ласте, соответственно. Я, как и многие начинающие, в процессе длинного нырка (тогда это были длинными нырками) старался расслабиться, встречал дискомфорт, терпел его настолько долго насколько мог, и, когда, как мне казалось, терпеть уже было опасно, я всплывал. При этом подходя к тем максимумам, я ощущал сильное преодоление (сверхусилия), которые прикладывал к достижению тех расстояний, мне казалось, что дальше просто нельзя и опасно. Где-то за месяц перед моими вторыми соревнованиями, 2012 год в Москве, при подготовке к ним по программе Натальи Молчановой, мне удалось поймать состояние большего РАССЛАБЛЕНИЯ (я долго готовился, замерз, отогрелся в теплом душе и нырнул). Тогда произошел первый скачок в результатах: мне удалось сразу же проплыть 90 метров (я первый раз попробовал скользить почти до полной остановки, не думая о времени) и я почувствовал, как пропало ощущение сверхусилия, - казалось, что я могу плыть дальше. Да и всплыл я не потому, что как обычно не мог терпеть, а потому, что испугался такого резкого улучшения своего результата и той легкости, с которой он был получен. Потом я заболел и до соревнований больше не плавал длинные дистанции. На соревнованиях же мне удалось воссоздать те же ощущения и я проплыл 106 метров брассом (+16 от лучшего результата тренировочного нырка и +34 от официального), 135 (+19) в ласте, занял третье место в брассе и в общем зачете (тогда с такими результатами можно было рассчитывать на призовые места; правда и Саша Бубенчиков и наш Саша Костышен блэканулись на 150 метрах). Поймав РАССЛАБЛЕНИЕ, мне удалось сдвинуть свой максимум в брассе с 75 до 106 метров за очень короткое время – более чем на треть. 

Те соревнования были для меня открытием: я первый раз почувствовал, что ни я проплыл эту дистанцию, она для меня была больше представлений о моих возможностях. Потом еще несколько лет я ловил это ощущение «не я». Это состояние в каком-то средневековом трактате описывал японский мастер в стрельбе из лука. Он говорил о том, что нужно добиваться чувства, когда не ты отпускаешь тетиву, а «оно». Потом год я занимался как обычно, не выходя за 2-3 зоны дискомфорта, и начал плавать длинные только при подготовке к соревнованиям за два месяца до стартов. И в тот (2013) год я участвовал и в московских соревнованиях и первый раз в питерских. В Москве я проплыл 118 (+12) и 173(+38),- через полтора месяца в Питере - 133.6 (+15.6 к Москве) и 186.5 (+15.5). Это был самый большой прирост результатов за год: +27.6 в брассе и + 43.5 в ласте, да еще я выполнил и норматив МС причем сразу трижды. Думаю, что значительный прирост был обусловлен началом использования на соревнования гидрокостюма (вклад от него я оцениваю в 10-15%). Я тогда приобрел свою Орку, в которой выступаю на соревнованиях до сих пор, хотя она сильно сковывает мне движения – пока живая. РАССЛАБЛЕНИЕ остается моим основным инструментом, над которым я продолжаю работать постоянно - и большею часть времени не в воде (чтобы не увеличивать размер текста, я подробнее остановлюсь на расслаблении и помогающих упражнениях в следующем посте).

Недавний опрос в нашей группе меня немного удивил: критерий «не могу терпеть дискомфорт» набрал слишком много голосов, причем были и люди, которые занимаются уже давно. Для меня это означает, что не полностью осознано РАССЛАБЛЕНИЕ. И вообще загадка: как проплыв 125 метров брассом можно еще чувствовать сильный дискомфорт, да еще который в этот момент нельзя терпеть (только если потенциальный максимум где-нибудь за 180 метрами). Мне всегда казалось, что дискомфорт развивается по одному и тому же сценарию (появился и пропал, потом опять появился – это скорее психология): появляется, растет, достигает пика, стабилизируется и потом начинает снижаться, - на последней четверти-трети дистанции дискомфорт уже не беспокоит. Оказывается, нет. Видимо, нужно подробнее изучить-исследовать эту тему. РАССЛАБЛЕНИЕ – это как раз и есть инструмент не только для увеличения проплываемого расстояния, но и для уменьшения дискомфорта.

В 2014 году на своих пятых соревнованиях я получил свою первую красную карточку (6`35). В протоколе написали BO, хотя я сам поднялся, но не смог выполнить протокол. Я всегда считал, что это был блэкаут, потому что помню ощущения отлета: помню сейфти сказал 6`15, я показал знак, помню слова Натальи Молчановой «Игорь вставай», я показал жестом «нет», потом внимание перенеслось на какие-то звуки в конце бассейна и я реально почувствовал, как вылетаю из тела; даже на мгновение увидел себя сверху и как я удаляюсь от себя куда-то ввысь, потом провал. Но на видео я боролся, пытался подняться и устоять, пытался что-то сказать. Но в памяти этого не сохранилось: в теле в тот момент я отсутствовал и оно боролось без меня. Так что возможно это была и самба, но я тут не специалист. Потом подышал кислородом, почувствовал эйфорию. Это было довольно таки необычно, я всегда боялся блэков, думал, что это травма, как при нокауте. Но Игорь Орел тогда сказал мне, что это нормально и так и должно быть. Через пару часов был брасс. Я плыл ужасно тяжело (и до сих пор это худший по ощущениям старт): ноги были ватными, голова раскалывалась, дискомфорт прилетел метрах на 25-30, - но я проплыл 141 м (+7.4) - очередной раз убедившись, что начало появления дискомфорта, тяжесть старта и результат между собой не связаны, - занял третье место и на три года застрял на этой дистанции.

На своих следующих трех соревнованиях (в том же и следующем году) я получил еще четыре красные карточки. В итоге из 5 красных: три были на статике и две на ласте. «Отъезды» уже были не такими красочными, без временного покидания тела. Но срывался я в них слишком легко, как будто в организме что-то перегорело, отвечающее за контроль и выживание: раз перейдя черту, она перестала казаться ужасной. Появилось ощущение, что организм, поняв правила игры и что ему ничего фатального не угрожает, просто дезертировал с поля боя. Я внимательно опрашивал всех, кто сталкивался с блэкам, а потом вышел из этой полосы, как им это удалось. Помню пытал Сашу Костышена: мол как, - но он партизанил и ничего конкретного не сказал, как и остальные. Общие рекомендации сводились к «тщательнее надо».

Не буду долго описывать свои поиски, но результатом стало осознание важности КОНТРОЛЯ: последние процентов 20% дистанции и первые секунды после всплытия нужно предельно концентрироваться на состоянии сознания. Должна оставаться ясность, незамутненность, насколько это возможно. И как эта ясность начинает уходить – пора всплывать. Я и раньше всегда сканировал своё состояние, сравнивал его с состоянием в статике. Это позволяло оценить свою адекватность, ибо в моменты, когда ты находишься уже на пределе, понять свое состояние сложно. Но раньше я просто сканировал и не делал усилие по концентрации внимания. После этого у меня прошло четыре соревнования с десятью стартами. И на всех я получил белые карточки. Так же в одном из следующих постов, я расскажу, о том, что мне помогает улучшать КОНТРОЛЬ.

Ну, а про осознание важности ВОССТАНОВЛЕНИЯ я уже написал в предыдущем посте «Про бег и фридайвинг». Кто еще не читал – ищите его в этой группе ниже. Здесь только хотел отметить, что мне писали про важность для восстановления: сна, режима и качества питания, регулярности и адекватности нагрузок и т.д. Всё это «да», но это оказывало «мягкое» влияние, не улучшая радикально проблему восстановления (по крайней мере, у меня). Со сном у меня всегда проблемы: ложусь поздно, могу не лечь вообще. С питанием такая же ерунда. Тренируюсь же я по наитию: как пойдет. Неважно чувствую – профилоню тренировку. Бег радикально улучшил скорость восстановления. Скорее всего, когда мы подходим уже к своим максимальным значениям, организм начинает во время попытки отключать уже жизненно важные процессы. А после окончания нагрузок он их не запускает заново: ждет следующего старта, переходит в максимально экономичный режим. Средней же длительности аэробная нагрузка заставляет организм адаптироваться уже к новой задаче, перераспределяя ресурсы и запуская ранее остановленные процессы (но это моя версия).

Почему не все три сразу или почему не два из трёх?

Конечно же, все эти три элемента, как и многие другие, присутствуют с первых дней занятий. Но всегда необходимо выставлять приоритеты. Это всё равно, что в самом начале делать акцент на технике нырка, а не на расслаблении. Практика показывает, что среди ведущих спортсменов очень мало людей, которые обладают хорошей техникой (среди неведУщих тоже, к коим отношу себя и я). Многие вообще плавают ужасно (опять же я). Очевидно, что они добились своих результатов, делая акцент явно не на технике. Это не значит, что ей не нужно заниматься. Нужно, но она не главная.

Резюме:

Достижение постоянного прогресса в спортивном фридайвинге можно разбить на три этапа (в каждом из которых добавляется основной для этого этапа элемент):
1-й этап: РАССЛАБЛЕНИЕ;
2-ой этап: расслабление и КОНТРОЛЬ;
3-ий этап: расслабление, контроль и ВОССТАНОВЛЕНИЕ.

Самым важным для первого этапа считаю РАССЛАБЛЕНИЕ. Особенно оно важно в начале занятия фридайвингом, но не теряет своей важности и на протяжении всего времени участия в соревнованиях.

Важность осознания КОНТРОЛЯ приходит в период достижения границ своих возможностей, когда фридайвер, освоив РАССЛАБЛЕНИЕ, может выходить за эти границы.

Качественное ВОССТАНОВЛЕНИЕ необходимо для расширения достигнутых границ.

Общую формулу можно описать так: через РАССЛАБЛЕНИЕ доходим до своих границ, КОНТРОЛЕМ ограничиваем возможность их пересечения, ВОССТАНОВЛЕНИЕМ расширяем эти границы.

  • Фридайвинг
  • Дети